Фото суражевка

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

ДВ Снабстрой Строительство бань из дерева


суражевка фото

2017-09-22 08:13 Семена почтой Магазин с широким выбором семян овощных и декоративных культур Артём город в Приморском крае России Расположен в долине реки Кневичанки в 38 км к северо




Я когда вижу, что в отеле фен не вытаскивается из розетки, вешалки в шкафу прикручены, меня посещает мысль: "Неужели они наивно думают, что я путешествую без отвёртки?"


Чем унижаться и просить - лучше спиз....ть и молчать.






О Фудзияма на рассвете, О Фудзияма на закате... Но главное семья и дети. И хватит думать о разврате.


Нравятся мне истории про людей героических профессий, поскольку рассчитаны на тонкое чувство юмора. Почитайте эти, надеюсь, не «баяны». 1. У Ильи Ильфа в "Записных книжках" есть такая фраза: "... когда редактор хвалит, то никого кругом нет, а когда вам мямлят, что плоховато, что надо доработать, то кругом толпа и даже любимая стоит тут же". Или "генеральский эффект": все ЧП происходят именно тогда, когда приезжает начальство. Капитан "Оби" Куприн рассказывал об одном таком случае. Поздравить экипаж ледокола, образцового во всех отношениях и победившего во всех соревнованиях, прибыл заместитель министра. Дорога была тяжелая, и он решил принять душ. Горячая вода перестала поступать в тот момент, когда зам хорошенько намылился. Положеньице -- врагу не пожелаешь! Пока высокий гость, лязгая зубами от холода, смывал с себя мыло, капитан бегал по ледоколу, рвал на себе волосы и стонал: "Так я и знал! Так я и знал!" -- признание, которое дорого ему обошлось. 2. Другой случай, о котором рассказал Сидоров, завершился более удачно, хотя решайте сами, насколько здесь подходит это слово. На одну из дрейфующих станций прилетело высокое начальство, "а в такие дни погода всегда хорошая" (комментарий Сидорова). Начальство пошучивало: "Солнышко у тебя, тишь да гладь, а говорят -- дрейфующая станция! И за что вам такие деньги платят?" Сидоров промолчал. А ночью -- трещина под каюткомпанией, аврал, начали растаскивать домики и спасать имущество. И на три дня жестокая пурга, новые трещины! "Когда начальство улетало, оно уже хорошо понимало, за что нам деньги платят", -- иронически закончил Сидоров. 3. -- Лет десять назад на одной из полярных станций Новосибирских островов, -- рассказывает ионосферист Юра Корнеев, -- проводили инвентаризацию имущества. Составили, как полагается, ведомость и передали по радио в Севморпуть. Перечислили все предметы, даже "коня спортивного", на котором занимались гимнастикой несколько энтузиастов. Проходит неделя, и над станцией появляется самолет, сбрасывает какие-то тюки. Распаковываем -- и не знаем, плакать или смеяться: сено! Стоим обалдевшие, а к нам бежит радист, ревет белугой, захлебывается: "Читайте, ребята! Воды! Умираю в страшных судорогах!" Читаем: "Категорически приказываю спортивных лошадей отныне на станцию не завозить без особого разрешения"! 4. -- В Пятую антарктическую экспедицию я зимовал в Мирном, -- вспоминает Нарцисс Иринархович Барков. -- Как-то для проведения гляциологических и других научных работ мы, несколько сотрудников, полетели на остров Победы -- сидящий на мели айсберг огромных размеров площадью в тысячи две квадратных километров. Там, кстати, нас прихватила самая сильная на моей памяти пурга - 55 метров в секунду, и вообще пришлось поволноваться: продукты кончились, погода нелетная, а до Мирного -- сто пятьдесят километров... Но не об этом речь. Для того чтобы подвести итог своей работы, мы вывезли с острова образцы снега и сложили в холодном погребе. Передохнули денек, приходим в погреб -- нет снега. Волосы дыбом! Ради этого снега рисковали жизнью и где он теперь? Проводим расследование, следы ведут к повару. Оказалось, ему нужно было срочно остудить компот, зашел, увидел какой-то снег, проверил -- чистый, и бах его в котел!